Ювенальная юстиция по-рижски: сделать все, чтобы ребенок рос в семье

23. января, 2017

Тема ювенальной юстиции – а проще говоря, права государства и самоуправлений вмешиваться в процесс воспитания родителями ребенка – у нас в обществе на уровне дискуссий в соцсетях и масс-медиа очень популярна. Но тут есть парадокс: латвийцы часто проклинают ювенальную юстицию, ссылаясь, как правило, на британские или скандинавские примеры. И в то же время те же самые люди могут годами не замечать неблагополучие в соседских семьях. Ювенальная юстиция – тема сложная: семейные драмы и трагедии не всегда помещаются в рамки законодательства, и всегда огромную роль играет человеческий фактор… RĪGA.LV рассказывает о том, как работает в столице система выявления неблагополучных семей, как осуществляется надзор за такими семьями.  


Итак, в один не очень радостный день  вы, бдительный и добропорядочный горожанин, понимаете, что не можете равнодушно смотреть на то, что происходит в соседской семье – родители пьют и скандалят, а ребенок совсем позаброшен и несчастен.  Посомневавшись, много раз задав себе вопрос «должен ли я, имею ли я право вмешаться, не посчитают ли меня доносчиком?», вы все же принимаете решение – и узнаете, куда следует звонить в таких случаях. Можно сразу в Рижскую Муниципальную полицию. Но обычно в правоохранительные органы обращаются уже тогда, когда ситуация становится совсем нестерпимой и даже угрожающей.   Если же вы изо дня в день наблюдаете одну и ту же картину семейного неблагополучия, и понимаете, что соседи медленно, но верно скатываются на социальное дно, и тянут за собой детей, то лучше обращаться в Рижскую Социальную службу и Рижский Сиротский суд.

Вызов принят

При Рижском муниципальном детско-юношеском центре уже 6 лет работает специальная Мобильная бригада, реагирующая на такие вызовы. Мобильная бригада – это два человека: профессиональные социальный работник и психолог. Всегда – мужчины, потому что, к сожалению, работа бывает небезопасной: подвыпивший папа может быть  и не рад гостям… График работы у этой Мобильной бригады – нестандартный: с 13.00 до 22.00, потому что, как показывает практика, семейные драмы разыгрываются вечерами, когда все дома – родители вернулись с работы, а дети из школы или садика. В сутки бывает в среднем 6-7 вызовов.

- У Мобильной бригады – крайне деликатная работа: представьте, что вам нужно поздним уже вечером позвонить в квартиру, где, к примеру, скандалят родители и плачет ребенок. Или наоборот очень тихо: мама находится в состоянии наркотического опьянения, а малыш предоставлен сам себе. И надо суметь оценить обстановку, нужно найти подходящие слова, - рассказывает директор Рижского муниципального детско-юношеского центра, ведающего в Рижской Социальной службе сетью детдомов, Каспарс Ясинкевичс.

Воспитательная беседа или Кризисный центр?

Какие бывают последствия у таких визитов? Чаще всего – это воспитательные превентивные беседы. Но, конечно, и в этом случае семья попадает в поле зрения ответственных учреждений, и за ней в дальнейшем будет осуществляться надзор – информация об инциденте непременно передается в Рижский Сиротский суд и Рижскую Социальную службу. Разумеется, семью, что называется, пробивают по базе: уточняют, например, есть ли у нее статус малообеспеченной или нуждающейся, присваиваемой Рижской Социальной службой. Если семья очень нуждается материально, но не обращалась за социальной помощью, социальный работник сообщит о такой возможности.  Психолог предложит свою помощь.

Но иногда приходится принимать тяжелое решение – изымать ребенка из семьи. Это делается только в тех случаях, когда существует угроза жизни и здоровью ребенка, или же недопустимо оставлять его в непотребных условиях проживания. У работников Рижской Муниципальной полиции и у Рижского Сиротского суда есть право на оперативное принятие единоличного решения в таких критических ситуациях.

В этом случае ребенка отправляют в специальный Кризисный центр, в котором одновременно могут находиться 30 детей. К счастью, редкость, когда бывают «заняты» 26-27 мест, обычно единовременно в Кризисном центре находится гораздо меньше детей.  Здесь с ребенком работают психолог, психотерапевт, социальный работник. Осуществляется и медицинский осмотр.  Параллельно проверяется по базе вся информация о ребенке, о его родителях.  

Ребенка могут изъять из семьи только на короткий срок – не более 15 суток. Решение об изымании ребенка из семьи на более долгий срок может быть принято только коллегиально Рижским Сиротским судом – с учетом  всей собранной информации.

- Наша позиция – однозначна: забрать ребенка из семьи – это последняя вынужденная мера,  когда никакие иные уже не работают, - подчеркивает Каспарс Ясинкевичс: - Мы ставим перед собой цель всеми способами помогать семье выйти из кризиса, и соответственно, сохранить за ней право опеки над ребенком. Да, часто говорят – мол, ребенку лучше жить в детдоме, чем в такой ужасной семье. Но, поверьте, если ребенка забирают из семьи, разлучают с родителями – это всегда страшная травма, и он пойдет с ней по жизни. Отнять ребенка – последняя мера, когда становится окончательно ясно, что помочь иначе нельзя никак. 

Могут ли одуматься родители?

Удается ли помочь родителям? По словам Каспара Ясинкевича, часто – да.  Главное в этом деле – вернуть родителей к активной социальной жизни, а это для большинства людей означает обычно трудоустройство.  Путь к этому часто долгий: период возвращения к нормальной жизни – это многократные консультации с социальными работниками и психологами,  помощь в подаче заявок на получение социальных пособий и услуг  от самоуправления,  которые позволяют продержаться первое время, вернуться в нормальный ритм жизни, найти работу.

- Могу сказать однозначно, если родитель находит работу – пусть  даже неквалифицированную, низкооплачиваемую  - дела почти сразу идут в гору. Тут самое важное к человеку возвращается самоуважение, вера в себя,  - подчеркивает Каспар Ясинкевич, и продолжает: -  Но должен отметить: кризис 2008-2009 годов нанес сокрушительный удар по части населения – люди теряли работу, обнищали, это дурно сказывалось на семейной обстановке. И не все смогли оправиться от того удара – последствия расхлебываем до сих пор.

Отрезвляет родителей и само ЧП: моего ребенка забрали в Кризисный центр! Это заставляет часто пересмотреть свое отношение к жизни, к детям. Испытав страх и стыд, родители  берут себя в руки.

Бывают ведь и так: у условного Яниса черная полоса в жизни – остался без работы, случается, что выпивает.  В один из вечеров жена уехала к своим родителям, оставив ребенка на папу. А папа выпил и не углядел за малышом.  Ребенок пошел гулять, заблудился, и в итоге его доставила в Кризисный центр Рижская Муниципальная полиция.  Протрезвев, отец мечется по городу в поисках ребенка, и, в конце концов  родитель приходит в Кризисный центр. В такой ситуации, если папа пришел в себя, ребенка ему отдают, сделав предварительное строгое внушение.

- В жизни случается всякое, и если человек оказался в кризисной ситуации, то самое главное – помочь ему выбраться, - говорит Каспар Ясинкевичс: - Отнять ребенка – это часто толкнуть родителей вниз, на дно. Многие люди, напротив, берут себя в руки именно ради детей, осознав, что дошли до той точки, когда подвергают их риску.

Приемные семьи: почему лучше, чем детдом?

Но бывает так, что ребенка действительно нельзя отдавать родителям – и Рижский Сиротский суд принимает соответствующее тяжелое решение.

- В такой ситуации Рижский Сиротский суд делает все, чтобы найти ребенку так называемую «приемную» семью. Это не удочерение или усыновление, тут важно не путать.  В приемной семье ребенок может находиться только определенный срок, и это не исключает общения с биологическими родителями. А также -  последующего возвращения в биологическую семью, если родители навели порядок в своей жизни - поясняет  Каспарс Ясинкевичс: -  Фактически это помещение ребенка в приемлемые  условия, в нормальную семейную среду проживания. Приемные родители в этом случае получают пособие на ребенка.

Главная проблема – это то, что в Риге не так уж много семей, готовых на какое-то время взять к себе неродного неблагополучного ребенка. Но здесь, по словам Каспара Ясинкевичса, огромное поле для работы: желание взять приемного ребенка на самом деле есть у многих, однако система информирования, система психологической подготовки и обучения таких родителей не слишком эффективна. Необходимо работать и над системой материальной поддержки.

Каспарс Ясинкевичс убежден, что выбор между помещением ребенка в приемную семью или детдом должен делаться всегда в пользу семьи. Это всегда лучше для ребенка.  Фактически сейчас ведется работа над созданием института профессиональных приемных семей, которые должны полностью заместить систему детдомов.

- Был у нас такой случай: мама и дочка, очень любят друг друга, но все понимают: жить вместе они не могут. У мамы – психиатрический диагноз, и она не может обеспечить уход за ребенком. Девочка при этом к маме очень привязана.  Любит ее такой, какая она есть – это ведь мама, - вспоминает Каспарс Ясинкевичс: -  В той ситуации было принято компромиссное решение: девочку поместили в приемную семью, но с мамой она видеться продолжала. Это оказалось верное решение. Сейчас эта девочка – уже взрослая девушка, учится и работает, все у нее в жизни сложилось хорошо.  Каждая такая история – это победа.

Детдома:  казарм больше нет

Но поскольку приемных семей или же семей, готовых удочерить или усыновить ребенка, особенно, если это уже школьник, подросток, у нас пока еще не так много, то, конечно, в Риге продолжают существовать детские дома. Однако есть хорошая новость:  в столице больше нет детдомов казарменного типа с огромными безликими спальнями, где в ряд стоят десятки коек. С коллективными выходами на обед в такие же огромные безликие столовые с длинными столами. С советских времен в наследство  Риге достались и детдома, больше напоминавшие тюрьмы  – с решетками вместо дверей, с воспитателями-надзирателями с рациями за поясом.

- Дети, изъятые из семей, находятся в зоне риска: условия, в которых они проживали в своих биологических семьях, останутся травмой на всю жизнь…  Но главное, если бы принято решение об изымании ребенка из семьи, - не позволить ему скатиться вниз, а напротив, помочь перебороть неблагоприятные обстоятельства, в возникновении которых он невиновен, адаптироваться социально, чтобы вести  нормальную жизнь – учиться, работать, а повзрослев, создать свою здоровую и полноценную семью.

- Дети, прошедшие через детдома казарменного типа, как правило, совершенно не были готовы к взрослой жизни. Они асоциальны даже в мелочах, на уровне быта, - поясняет Каспарс Ясинкевичс: - Они не понимают, как позаботиться о себе – как готовить еду, как покупать продукты, как стирать одежду, как планировать бюджет.  Как вообще устроена жизнь за пределами детдома? Ведь с одной стороны в детдомах условия жизни были не самые легкие, но с другой стороны – у детей не воспитывается ответственность за себя.

Поэтому в Риге производится масштабная реформа: на смену казармам приходят детдома семейного типа.  Как правило, такие детдома размещаются в квартирах с несколькими комнатами, где в каждой проживают 8-12 детей и подростков с воспитателем или воспитателями.  Да, это нетипичная семья, где есть мама и папа, однако условия жизни стараются приблизить к семейным. Дети ходят из дома в обычные садики и школы, и возвращаются домой – как их сверстники, воспитывающиеся в обычных биологических семьях.  Планируют работу по дому, в обязанности воспитателя входит обучение ребят бытовым навыкам – включая и планирование бюджета. Воспитатель вместе с детьми ходит в ближайший супермаркет, покупает продукты, решает, каким будет меню на неделе. Как правило, в таких детдомах-квартирах вместе живут ребята разного возраста: во-первых, это позволяет научить заботиться о младших, во-вторых, не всегда желательно создавать исключительно подростковое сообщество, с учетом всех сложностей переходного возраста. Воспитателям приходится ориентировать ребят направления образования, будущей работы.

Всего в столице работают 7 структурных подразделений Рижского детско-юношеского центра – в них проживают 260 детей и подростков в возрасте от 2 до 18 лет. Штат Рижского детско-юношеского центра – 250 человек: 25 – это специалисты по социальной работе, а 158 – специалисты в области социального ухода. Остальные сотрудники занимаются административной, бухгалтерской, технической работой.


Контакты Рижского детского-юношеского центра Рижской Социальной службы, отвечающего за детдома в столице, можно найти здесь.

Подробная информация о кризисных центрах и детдомах семейного типа, существующих в Риге, тут.

Информационный телефон Рижской Социальной службы -  8 000 5055

Информационный телефон Рижского Сиротского суда - 67037746.

В случае, если вы стали свидетелем ситуации, требующей оперативного вмешательства, звоните в Рижскую Муниципальную полицию:  110.

Paziņojums par mājaslapas www.riga.lv sīkdatnēm ar norādēm uz mājaslapas sadaļu par sīkdatnēm, to pielietojumu un piekrišanas / piekrišanas atsaukšanas norādēm