«Новый рижанин» Захар: после Москвы я нахожусь в Риге, словно в круглогодичном отпуске

2. июля

«В латвийской столице огромный потенциал для развития творческих индустрий», – уверен Захар, поэтому культурному Питеру и шумной Москве предпочел уютную Ригу. О том, почему именно Рига город круглогодичного отпуска, как изучение латышского языка началось со слова «курица» и какое блюдо латышской национальной кухни самое вкусное, «новый рижанин» рассказал порталу Rīga.lv.


  • Захар Богдалов, 34 года
  • Родной город: Питер (Россия)
  • Род деятельности: графический дизайнер
  • Переехал в Ригу: 8 лет назад
  • Первое латышское слово, которое выучил: vista (курица).

О переезде

Сам я из культурного города Питер, однако в Ригу переехал уже из менее культурной Москвы, в которой прожил 6 лет. История переезда более чем приземленная и насущная: моя супруга является гражданкой Латвии, а чтобы в Москве получить вид на жительство представителю другого государства, нужно иметь стальные нервы или, как минимум, пару лишних лет жизни, которые не жалко потратить на всю эту бумажную волокиту. В итоге мы решили, что легче переехать жить в Латвию, чем бодаться с российским государством. В Риге вид на жительство нам оформили буквально за полтора месяца.

Я все время говорю, что после Москвы в Риге я нахожусь, словно в круглогодичном отпуске.

Здесь мало людей, соответственно больше личного пространства, достаточно приятный сервис во всех заведениях, что касается сферы услуг. Кроме этого в столице проходит большое количество культурных и развлекательных мероприятий. Кстати, архитектура в Риге похожа на питерскую, поэтому порой складывается ощущение, что никуда из родного города я и не уехал.

Фото: No personīgā arhīva

О латышском языке

По приезду в Ригу проблем в общении у меня не было здесь весьма спокойно можно обойтись знанием двух языков: русского и английского. Однако я считаю, что необходимо знать язык государства, в котором живешь, поэтому пошел на курсы латышского языка и сдал впоследствии на категорию  В1.

Проблем понимания языка у меня нет, а вот с практикой дело обстоит иначе. Нормально говорить по-латышски я не могу, и когда люди это понимают, то переходят со мной или на русский, или на английский. Поэтому, какая ж тут мотивация совершенствовать свои умения в общении на государственном языке?

Кстати, первое латышское слово, которое я выучил, было vista (курица). Это все потому, что вышла операционная система Windows Vista, тогда весь мир узнал о переводе этого слова с латышского языка.

Фото: No personīgā arhīva

О латышской национальной кухне

К слову о курице: в Латвии отличная национальная кухня! Люблю серый горох, все эти сдобные изделия с добавлением рабарбара – типично латвийская штука. Кстати, рабарбар рабарбаром называть намного приятнее, чем ревенем (смеется). Еще традиционный праздник Лиго – отличное мероприятия: и сыр с тмином поесть, и кваса попить, а к самому рассвету, глядишь, и через костер надумаешь прыгнуть. 

О культурных различиях

В Ригу я переезжал с мыслью, что латыши и русские – это представители двух абсолютно разных культур, на деле же все обстоит иначе. У нас одинаковые культурные коды, идентичная парадигма восприятия мира и целей, мы мыслим одними категориями. Нет таких культурных различий, которые бы являлись препятствием для коммуникации. Попробуйте пообщаться с теми же французами и вы поймете, где действительно ощущается культурная несовместимость.  

Кстати, в Риге народ более приземленный в том плане, что если они сказали, значит сделают. В Москве же очень много людей «на поболтать»: они могут строить амбициозные планы, обещать золотые горы, а на деле  ни-че-го.

О собственном бизнесе в Риге

По образованию я журналист, а по роду деятельности дизайнер. Из Санкт-Петербурга в Москву я переехал работать в студию Артемия Лебедева. После сменил еще пару компаний, в некоторых из них выступал уже в качестве партнера. Когда переехал в Ригу, то с супругой, которая, к слову, тоже дизайнер, открыли свою студию дизайна. Первое время продолжали работать преимущественно с российскими клиентами, однако со временем переориентировались, в том числе на местную клиентуру, и никакой драмы не произошло.

Бытует мнение, что в Риге ничего не происходит, поэтому и работать не с чем. Отнюдь! На латвийский рынок постоянно выходят новые компании, открываются кафе, магазины, рестораны... Все развивается! А еще Рига – это эдакий мост между Россией и Европой, поэтому абсолютно спокойно можно жить в комфортных рижских условиях и работать по всему миру.

В латвийской столице огромный потенциал для развития творческих индустрий, просто все это нужно систематизировать и направить в правильное русло.

Единственное, из-за чего я прям люто негодую, это языковой барьер. Я не могу устроить на свою фирму высококвалифицированного зарубежного менеджера, потому что он не владеет латышским языком на наивысшую категорию, чего требуют латвийские законы. Латвия со своим населением в два миллиона человек априори не может вырастить необходимое количество профессионалов, а подобные строжайшие языковые ограничения лишают государства потенциального развития в виде профессионалов из различных областей. 

Фото: No personīgā arhīva

О дизайне

По большому счету в основе любого дизайна лежит какая-нибудь коммерческая история. Есть цель: продать или продвинуть тот или иной продукт, услугу… Соответственно, важно понимать систему координат своего потребителя и подобрать к клиенту индивидуальный «ключик». Универсальный подход для всех – это лень и непрофессионализм. На мой взгляд, проблема современных дизайнеров заключается в том, что они стремятся воссоздать форму, не понимая зачем она была придумана изначально. Из серии: «О, испанцы нарисовали классный квадратик. Мы тоже нарисуем квадратик. И неважно, что нам автобус продать нужно, если у испанцев квадратик, то и нам теперь непременно нужна эта геометрическая фигура».

Фото: No personīgā arhīva

Профессионал любой области все время должен смотреть по сторонам, изучать, что происходит в профессии, какие технологии внедряются и что сейчас актуально.

Как сказал однажды Пабло Пикассо: «Хорошие художники копируют, великие художники воруют». Это истина. Нет ничего зазорного в том, чтобы развиваться на лучшем примере, на этом строится индустрия.