Рижский центр психиатрии и наркологии: что там внутри?

11. сентября, 2017

Носятся грузовики и автомобили, по рельсам раскачивается трамвай. Саркандаугава живет активной жизнью. А рядом, в корпусах за неприметным бетонным забором, на территории ул. Твайка, 2, люди, которые болеют не телом, а душой. Рижский центр наркологии и психиатрии – самая большая в Латвии и самая старейшая в Балтии больница для людей с душевными заболеваниями. В конце сентября это медучреждение отметит 193 года со дня основания. Портал Riga.lv отправился туда на экскурсию.


В 1818 году в Ригу, которая на тот момент находилась в составе Российской империи, приехал царь Александр I. В то время душевнобольных содержали в Городской Цитадели вместе с уголовниками – и никто не пытался им помочь. Александр I славился своей гуманностью, и когда увидел, в каких условиях содержатся душевнобольные, велел срочно исправить ситуацию – построить для таких людей лечебницу. Для нужд новой больницы он отдал свое царское имущество  Царский сад, на правом берегу Саркандаугавы. За сто лет до решения Александра I, на этом месте начали строить летнюю резиденцию Петра I, но до конца проект не довели – Петр I умер, и со временем царское величие на этой территории поблекло. 21 сентября 1824 года здесь открылось заведение для «умалишенных» заключенных, неспособных, страдающих венерическими заболеваниями и душевнобольных.

Фото: Nora Krevņeva

Учреждение меняло названия и расширялось, постепенно становясь больницей, специализирующейся только на психиатрии. На данный момент сохранились несколько зданий, построенных в стиле классицизма времен Петра I и начала XX века – для «беспокойных мужчин». Последнее отреставрировали, и этим летом здесь открылось отделение для людей с психическими отклонениями, которое считается самым современным в Балтии.

Фото: Nora Krevņeva

Напротив, на пригорке – два дуба, которые находятся на самом высоком месте территории. Им 300 лет!

Фото: Nora Krevņeva

По соседству –  историческое одноэтажное здание, в котором расположен больничный архив. В планах – снести это здание, потому что оно совершенно непригодно для хранения документов. Кстати, кот на фото – не единственный, проживающий на территории больницы. Здесь их используют в качестве пушистой терапии. 

Фото: Nora Krevņeva

На территории больницы есть музей, о котором коллектив больницы мечтал давно. Попасть сюда можно, предварительно согласовав время с руководителем общественных отношений Силвой Бендрате.  Экспозиция пока небольшая, но посмотреть есть что. Например, взятые из хранилища Музея медицины им. П. Страдыня серебряные алтарные принадлежности,  которые подарили больнице в конце XIX века.

Фото: Nora Krevņeva

Вдоль стен установлены стенды, на которых история психиатрии в картинках и фотографиях. Отношение к психически больным людям раньше было ужасным. Например, в одном из лечебных заведений психически больных Лондона, пациентов специально выводили из себя – на потеху публике. На старых железных решетках небольшая экспозиция, посвященная врачу Отто фон Хуну – первому руководителю «Александрийской высоты» (так называлась больница).   Человек, девизом которого было «Улучшить!»,  возглавлял это заведение в течение пяти лет. Портрета фон Хуна не сохранилось. Он славился своей гуманностью и новаторскими для того времени методами лечения, например, ввел арт-терапию и человечный устав заведения. Отто фон Хун работал, чтобы разрушить стереотипы – ведь тогда люди считали, что психические заболевания передаются воздушно-капельным путем или достаточно одного взгляда больного человека.  В историю Латвии и России он вошел как врач, который первым начал вводить классический способ вакцинации от оспы, который используют и сегодня.

Фото: Nora Krevņeva

На смену народным средствам в XIX веке пришли медикаменты. Хранились они вот в такой таре. Сюрреалистично, правда?

Фото: Nora Krevņeva

Музей разделен на две экспозиции – постоянную и временную. Последняя – выставка репродукций работ Петериса Крастиньша, художника начала XX века, и одновременно пациента больницы, который здесь провел почти полжизни, а в периоды просветления писал картины, делал наброски… В 1942 году его вместе с другими пациентами учреждения расстреляли солдаты нацисткой армии.

Фото: Nora Krevņeva

Посреди импровизированной галереи – рассыпана пшеница, мерцающая золотыми огоньками, как символ того, что в каждом человеке, пусть даже с расстройством психики, есть золотое зерно. Правда, иногда оно так и не прорастает.

Фото: Nora Krevņeva