История Риги: кораблекрушения у побережья Вецаки

27. апреля

В эти дни в Вецаки немало гуляющих вдоль побережья. Недалеко от полуострова Мангальсала многие останавливаются напротив корпусов затонувшего судна – фотографируют на память. Мало кто знает, что это шведский корабль Lady Cotlin, везший в Ригу в 1951 году соль. Однако это не единственная катастрофа, случившаяся у Вецакского побережья. Начнем с самой первой.


Как затонул Neubad

9 сентября 1926 года в трех километрах от берега, напротив нынешней спасательной станции, затонуло пассажирское судно Neubad, шедшее из Риги в Айнажи. Погибло около 40 человек.

Из Риги  Neubad  отплыл в 7 утра. Ничто не предвещало трагедии. Весной прошли  испытания парохода, построенного  в  1908 году. С утра на небе – ни облачка. Из Риги Neubad  вышел с 30 пассажирами и грузом – 45 тоннами зерна.  По пути остановка в Вецмилгрависе. Взяли еще 8 пассажиров. Вышли в залив. В районе нынешних Вецаки неожиданно налетел шторм. Вскоре судно стало набирать воду. Капитан решил повернуть обратно, вместо того, чтобы плыть к берегу, до которого было километра три. Поняв, что судно тонет,  пассажирам раздали спасательные жилеты. Единственную шлюпку спустить не удалось. Люди начали прыгать в воду. 

Команда Neubada.
Фото: no autora kolekcijas

Почему не пришла помощь

Спасательной станции тогда в Вецаки не было, но с берега происходящее заметили рыбаки. Позвонили в Ригу, в морской департамент. Оттуда направили два буксира. Когда первое подошло к месту трагедии, его капитан  решил, что можно наскочить на мель. Развернулся и лег на обратный курс.  Капитану встречного буксира заявил, что спасать некого. Тот тоже повернул в Ригу. Между тем люди все еще держались на воде, сил доплыть до берега не было. А помощь так и не пришла. Только восьми пассажирам удалось спастись.

Судно Neubad.
Фото: no autora kolekcijas

Комиссии, комиссии...

Сейм назначил несколько комиссий: кто виноват? Свидетели показали на капитана Густава Лиелкалнса:  груз был неправильно расположен. А еще он поступил не по-мужски – среди первых покинул тонущий корабль. Уцелел вместе со своим двоюродным братом, который тоже находился на палубе. Капитана обязали выплатить семьям погибших компенсации, но оставили на свободе. Причины так и не установили. По первоначальной версии вода хлынула через два незадраенных иллюминатора.  Но в 1938-м, когда водолазы подняли пароход, оказалось, что иллюминаторы были  закрыты. А течь шла через одно из отделений. В общем, отвечать должны были те, кто весной инспектировал судно. Чем все кончилось? Капитану разрешили снова встать на капитанский мостик и в 1928 он ушел в рейс с новым судном Laima, которое пропало навсегда вместе с пассажирами и командой.

Тайна «Старого Шведа»

История с  Lady Cotlin  трагикомична:  команда была пьяна и ноябрьской ночью не смогла войти в «ворота Даугавы».  Промахнулась на несколько сот метров, наскочила на мель. В результате  корпус судна раскололся – носовая часть с рубкой отвалилась от трюма.

Из Риги к месту происшествия срочно выехали гэбисты, матросов сняли. Капитан «Старого Шведа» повел себя не так, как капитан «Лаймы»: отказывался покидать судно. Один из советских матросов – командир отделения прожекторной связи,  служивший на Балтфлоте и принимавший участие в операции, Виктор Железнов вспоминал, что в ту ночь был сильный шторм, ставни открывало ветром. Его по тревоге вызвали в гарнизон. «Старый Швед» был освещен и оцеплен взводом солдат.

Затонувшее шведское судно Lady Cotlin.
Фото: no autora kolekcijas

Кстати, в той же самой военной части, моряки которой спасали севший на мель корабль,  в 1970-е годы служил Олег Газманов.  Совпадение, но родился он в год аварии «Шведа» – в 1951-м.

А  Lady Cotlin c  тех пор стал достопримечательностью Вецакского побережья. Напротив часто можно увидеть гуляющих с фотоаппаратами. Кстати, корпус  судна железобетонный. После войны, когда не хватало металла, строили и из этого материала.

Драма во время регаты

А последняя трагедия  произошла на закате перестройки – 28 июля 1988 года. В заливе у Вецаки погибли четыре яхтсмена. Драма случилась в ходе этапа чемпионата Латвийской ССР.

Регата стартовала из Пярну в 10 утра. Финиш был намечен в устье Даугавы, в яхт-клубе Мангальсалы. Из Эстонии вышло 27 экипажей. Много прославленных. В их числе под командованием капитана Игоря Васильченко. Когда регата подходила к Риге, налетел шторм.

– Наша яхта несколько раз перевернулась, – вспоминает капитан одной из яхт Анатолий Кузнецов, – а потом ее выбросило на берег. Та же участь постигла еще семь судов. Две яхты затонули, четверо ребят  погибли.

– Финишировали мы где-то около 23:30 в центральном яхт-клубе в Мангальсале, – дополняет картину участник гонки, стоявший на капитанском мостике польской яхты CONRAD 25 TR. – Только убрали грот, с залива ударил шквал.  Шторм налетел неожиданно – никакого предупреждения не было. Наших товарищей, оставшихся на подходе к реке, в считанные минуты выбросило на берег вместе с яхтами. Та, в которой погибли люди, затонула у самого берега…

Обелиск в дюнах

Обелиск погибшим яхтсменам в дюнах Вецаки.
Фото: no autora kolekcijas

В  дюнах Вецаки установлен гранитный камень с именами погибших: Александр Семенов, Игорь Васильченко, Юрий Кулешов, Петерис Ледауниекс. Экипаж погибшей яхты лидировал, и посмертно яхтсменам присудили золотые медали.  Анатолию Кузнецову с экипажем вручили серебро. Награда висит у него дома на самом видном месте, и серебро теперь всегда ассоциируется для него с жизнью.

Илья Дименштейн

Читайте также: 

Где и как казнили в Средневековой Риге?

Тайны Риги: секретные катакомбы Мангальсалы

Как эпидемия чумы уничтожила средневековую Ригу