Рига 1930-х: как завлекали посетителей шахматные кафе?

16. февраля, 2017

Во многих европейских столицах когда-то были популярны шахматные кафе. Было такое и в довоенной Риге – «Рейнера». Нередко ошибочно пишут, что оно находилось на улице Грециниеку, 4 – там, где сегодня ирландский кабачок. В шахматы играли в другом кафе – на улице Вальню, хотя и на Грециниеку у Рейнера тоже было кафе.


Тот памятный мешок муки

Георг Рейнер приехал в Ригу из Германии в 1861 году. Начинал бизнес с одного мешка муки, да и тот взял в долг. А уже через пару лет открыл первый кабачок – на Грециниеку, 3. Еще через несколько лет – напротив, на Грециниеку, 4. В этом здании сегодня ресторан.

Интерьер кафе
Фото: no autora kolekcijas

Столик для поэта и для философа

Старожилы вспоминали о роскошной отделке кафе. Особенно красив был потолок – в стиле рококо. В зале всегда царил полумрак, со стен тускло мерцали золотистые светильники. Однако эта атмосфера создавала особый интим, который привлекал творческую публику. До войны свой столик был у поэта Карлиса Скалбе, философа Петериса Залитиса. Долголетний инспектор по охране памятников Риги Гунарс Арманс вспоминал, что уже после войны, когда на месте кабачка появился  ресторан «Амур», его отец по старой привычке говорил: «Встретимся в кафе «Рейнера».

Улица Вальню в царское время
Фото: no autora kolekcijas

Шахматная мекка

Немецкая интеллигенция больше любила другого «Рейнера» кафе на улице Вальню, 9. Оно открылось в 1912 году, незадолго до смерти хозяина. В престижном месте он построил собственный дом. На первом этаже разместилось кафе, выше – концертный зал, бильярдная, комната, где можно было играть в шахматы. Александр Барис, работавший до войны официантом в «Римском погребке», писал в своих воспоминаниях: «С утра до вечера в кафе «Рейнера» сидели шахматисты и болельщики. Первые ломали голову над гамбитами и эндшпилями, вторые, затаив дыхание, наблюдали. Алкоголь был не в моде, зато в больших количествах поглощались кофе, зельтерская, соки. Человек, далекий от мира шахмат, заскакивал туда ненадолго – от гнетущей тишины становилось не по себе».

Лучшая партия Флора

Сало Флор
Фото: no autora kolekcijas

Среди знаменитых посетителей кафе был гроссмейстер, претендент на звание чемпиона мира Сало Флор. В 1937 в Кемери проходил международный шахматный турнир. Флор, выступавший за Чехословакию, нередко приезжал в Ригу и заглядывал к «Рейнеру». Здесь он познакомился с рижским шахматистом, с которым сыграл лучшую партию в карьере. «Шахматное кафе до войны бы­ло в Риге. Называлось оно «Рейнера», пишет он в воспоминаниях. В этом кафе можно было встретить мастера Ф. Апшениека, а еще чаще М. Фейгина. Это был очень маленький, хрупкий человек, скромный и молчали­вый. Не трудно было сразу дога­даться, что и жизнь, и здоровье его оставляют желать лучшего… С Фейгиным мне довелось иг­рать на турнире в Кемери в 1937 году. ...Я сделал в своей жизни массу ничьих. Но говорят, что я когда-то неплохо иг­рал в шахматы и иногда созда­вал ценные партии. Если это так, то одной из лучших своих партий я считаю партию с Фей­гиным…»

Куда сбегал с уроков Кродерс

Режиссер первого латышского звукового художественного фильма «Сын рыбака» Вилис Лапениекс вспоминал, что у «Рейнера» был отличный кофе – и они нередко заглядывали сюда с оперным певцом Марисом Ветрой. А кинорежиссеру Ольгерту Кродерсу из довоенного времени запомнились охотничьи колбаски с капустой, которые можно было заказать на Вальню, 9. Кродерс тогда заканчивал гимназию неподалеку и нередко сбегал с друзьями с уроков. Отсиживались у «Рейнера».

Фото: no autora kolekcijas

«Сдачи не надо»

В 1970-е по старому адресу в шахматы больше не играли. Но там по-прежнему было популярное кафе – «Театральное», при Доме работников искусств. Журналист Лев Вайсман часто бывал в нем в студенческие годы. Во время перестройки слушал Аркадия Астрова – великолепного артиста ТЮЗА, читавшего стихи… «Мы очень любили посидеть в этом кафе, пишет Вайсман. …«Театральное» привлекало нас по двум причинам – в нем не было швейцара, что снижало расходы уже на входе, и в нем можно было посидеть с девушкой на десятку. Расчет точный – два мясных салатика, два сырных, четыре горячих, четыре по сто «Рислинга», два кофе и два чая. Итого – 9 рублей и «сдачи не надо». Это существенно при стипендии 32 рубля…»

…С 2001 года здесь ресторан. На втором этаже сохранился великолепный интерьер, созданный в 1930-е архитектором Кришьянисом Гранте. Уникальный для питейных заведений города, большинство из которых «одеты» по-новому. Не случайно в художественном фильме о баскетбольной сборной Латвии, ставшей в 1935 году чемпионом Европы, их чествуют именно среди этого великолепия.

Илья Дименштейн