Неизвестное о Риге: где и как хоронили в старину

13. апреля, 2018

Возле Домского собора – в стене, можно увидеть старинные эпитафии на каменных плитах. Полуистершиеся надписи, даты. В средневековье горожан хоронили прямо в храмах или поблизости. Кладбища были возле всех крупных храмов: Петра, Домского собора, Конвента Святого Духа, Екаба. Погост был и на том самом месте, где сейчас находится  Сейм.


Под плитами Домского

В самом Домском соборе под большинством каменных плит, замурованных в стенах, захоронений нет. Исключение – две плиты. Под ними покоятся архиепископы Ливонии. Под одной, в алтарной части, останки самого первого епископа Мейнарда, прибывшего на территорию нынешней Латвии в 1180 году, под второй, у стены в центре зала, последнего – Бранденбурга.

Мейнарда вначале похоронили в Икшкиле, в замке, но в XIV веке перевезли в Домский собор. В XIX веке во время реставрации плиту поднимали – под ней действительно были останки епископа.

Под плитами Домского собора два захоронения.
Фото: no autora kolekcijas

Гоголю и не снилось

В 1709 году в Риге случилось  сильное  наводнение. В Домском соборе можно увидеть до какого уровня доходила вода – есть плита, возвышающаяся над полом на несколько метров. Деревянные гробы тогда плавали по собору. До подобных страшилок даже гоголевскому «Вию» далеко.

Склепы храма Петра

В храме Петра в средневековье были  склепы – их покупали богатые горожане, чтобы хоронить близких. Был там и склеп пращуров полководца Михаила Федоровича Бакрлая-де-Толли. На одной из стен можно увидеть эпитафию деду прославленного фельдмаршала – Вильгельму Барклаю-де- Толли. Витиеватую, с родовым гербом. Он был старейшиной Большой гильдии, c 1730-го бургомистром Риги.

Когда-то вокруг храма Петра было кладбище.
Фото: no autora kolekcijas

Спасенные эпитафии

Эпитафии в храме – из дерева и металла – произведения  искусства: богатые семьи заказывали их скульпторам и художникам. В начале Второй мировой войны балтийские немцы, репатриировавшиеся по приказу Гитлера на родину, увозили и родовые эпитафии. Но часть застряла в Польше в Познани, где уже шли боевые действия. А после войны эпитафии вновь вернулись в Ригу. Их восстановление ведется  с 1973 года. Тогда храм Петра – уже музейный и выставочный комплекс – открылся после реконструкции. Работы продолжаются и сегодня. Только на то, чтобы снять с эпитафий грибки, уходит два–три года. А завершающий этап серебрение и позолота.

Братские могилы в предместьях

Умерших во время эпидемий – чумы, холеры – хоронили и  в братских могилах за городом – в тогдашних  предместьях. Такие захоронения были в окрестностях нынешней улицы Акас, у церкви Старой Гертруды, в районе нынешних улиц Дзирнаву, Лазаретас, где когда-то был лазарет. Когда в советское время собирались сносить легендарное кафе «Флора» (деревянное здание, помнящее маэстро Строка), рядом в котловане тоже обнаружили  чумные захоронения. От идеи строить на этом месте новое здание отказались.

Церковь Старой Гертруды.
Фото: no autora kolekcijas

А последняя братская могила умерших во время эпидемии в Сарканадаугаве, на местном кладбище. Там в 1909 году предали земле жертв холеры. Среди них были и пращуры писателя Юриса Звиргздиньша.

По указу царицы

Первое же официальное кладбище за городской чертой  появилось в 1773 году. За два года до этого  в России бушевала чума и императрица  Екатерина II распорядилась  запретить хоронить в церквях и поблизости. Так, в двух километрах от Раунских ворот, через которые путники въезжали в Ригу со стороны Петербургского предместья, появилось кладбище, которое впоследствии стали называть Большим. У церковных приходов  там были  свои сектора для захоронений – приход Домской церкви, церкви Петра, Гертруды, Екаба… Появляется и кладбище для православных – Покровское.

Постепенно кладбище благоустраивается деревянный забор сменяют каменным, прокладывают дорожки. С конца XVIII века появляются семейные склепы. Многие из них в стиле барокко и классицизма памятники архитектуры.

Вид на храм Петра.
Фото: no autora kolekcijas

Кришьян Барон, Иоганн Бротце, Елена Булгакова

С 1957 года на старинном кладбище  запрещается хоронить, а спустя десять лет на этом месте начинает создаваться  парк – Мемориальный. Название не случайно. Это место особо памятно. Тут покоятся много знаменитых рижан и их близких: Кришьян Барон и Кришьян Валдемар, архитектор Кристоф Хаберланд и кравед Иоганн Бротце, близкие Анны Верман, Веры Мухиной, Елены Нюренберг (Булгаковой). Той самой Елены Сергеевны, которая стала прообразом Маргариты в бессмертном романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита». На Большом кладбище покоятся сестра и отец Елены Сергеевны – журналист и педагог Сергей Нюренберг…

На месте Сейма в средневековье был погост.
Фото: no autora kolekcijas

Если б деревья могли говорить

Парки сегодня разбиты и на месте некоторых других старинных кладбищ в городских предместьях.  В Московском, в Саркандаугаве. В Московском предместье, между улицами Католю и Палисадес, со второй половины XVIII столетия и до начала XX века хоронили малоимущих.  С 1905 там начал создаваться парк, который сегодня называется Миера. А в Саркандаугаве, в районе улицы Целиниеку и Саркандаугавас, парк начали разбивать в 1964-м.

Парк и на месте старого еврейского кладбища на улице Ликснас в Московском фортштадте. Это был первый участок земли, который евреям разрешили купить в Риге – в 1725 году. До этого евреи были  вынуждены везти покойников в Польшу или Курляндию.  Осенью 1941-го, когда кладбище уже не действовало, его включили в территорию гетто. А вскоре на месте старых могил появились ямы – туда сбрасывали тех, кого расстреливали коменданты гетто – Курт Краузе и Эдуард Рошман. Только в  ноябре здесь убили более 800 человек.

Илья Дименштейн

Читайте также: 

Как эпидемия чумы уничтожила средневековую Ригу

Где и как казнили в Средневековой Риге?

Неизвестное о Риге: как дамбы стали улицами