Какими были улицы Марияс и Кр. Барона 100 лет назад
О чем рассказали старые открытки

9. марта, 2018

Есть в моей коллекции открытки–путешественницы. У каждой – своя история.


Находка в Амстердаме

Бывая за рубежом, стараюсь не проходить мимо блошиных рынков и антикварных магазинов. Никогда не знаешь, где поджидает удача. Пополнить коллекцию рассчитывал и на амстердамской блошинке Ватерполейн. Увы, надежды не оправдались. Блошиный рынок больше напоминает огромный секонд-хенд, нежели место, где можно найти коллекционные предметы старины. И все же не уехал из Амстердама без открытки.  На одном из магазинов увидел вывеску Old Postcard и немедленно завернул. Антиквар снял с полки старые конверты, отправленные из Латвии, а затем открытки. Дореволюционный Вентспилс, Цесис, избитые рижские виды, а вот и то, ради чего стоило просматривать сотни сюжетов: Мариинская улица накануне Первой мировой войны…

На оборотной стороне видно, что открытка отправлена в Амстердам.
Фото: no autora kolekcijas

Старый отель

В коллекции есть несколько открыток  с  Мариинской, но такая не попадалась. Перенесемся в прошлое, точнее  в июнь 1911 года. Большая часть домов, которые видны на открытке, сохранилась. В самом первом нынче гостиница Opera Hotel & Spa, а сто лет назад был отель «Бельвю». Здание построил в 1884 году архитектор Янис Бауманис. Вначале это был доходный дом, потом отель. 3 мая 1922 года в нем останавливался Владимир Маяковский. «Агитатор, горлан и главарь» приехал в Ригу на девять дней для знакомства со столицей нового государства. Итогом стало стихотворение «Как работает республика демократическая».

«Лекцию не утаишь. Лекция что шило. Пришлось просить, чтоб полиция разрешила. Жду разрешения у господина префекта. Господин симпатичный в погончиках некто. У нас с бумажкой натерпелись бы волокит, а он и не взглянул на бумажкин вид. Сразу говорит: «Запрещается. Прощайте!"

Гостиница находилась здесь и в советское время: с 1950-го «Сталинград», с 1961-го «Балтия».

Дивертисменты Северянина

Дальше, там, где нынче Дом Москвы, когда-то был кинотеатр «Колизей». В 1928-м в нем слушали другого известного поэта Игоря Северянина, после революции осевшего в Эстонии. Это были не самостоятельные поэтические вечера, а небольшие дивертисменты перед началом киносеансов. На пару с поэтом публику забавляли иллюзионисты, клоуны. Не от хорошей жизни король поэтов старой России выступал в балагане нужда.

Улица Мариинская в 1911 году.
Фото: no autora kolekcijas

Загадки Привокзальной площади

Судя по открытке, до революции вначале Мариинской было не протолкнуться от пролеток. Оно и понятно рядом железнодорожный вокзал. Ходили тогда по улице и трамваи. У меня есть экземпляры, на которых это хорошо видно. Самое загадочное здание напротив «Бельвю», с высокой трубой из красного кирпича. Кто-то из знакомых предположил, что это Привокзальная часовня, когда-то стоявшая рядом с вокзалом. Ничего подобного, она была в другом месте со стороны улицы Гоголя. А это труба котельной и мастерских по ремонту паровозов. В 1880-е, вскоре после открытия вокзала, здесь даже было локомотивное депо Риго-Орловской железной дороги. Потом депо переехало на Сортировочную станцию, а мастерские оставались до Первой мировой войны. В конце 1920-х на их месте построили торговый пассаж, по вечерам освещавшийся неоновой рекламой. Пассаж простоял до конца 1950-х, пока не начали возводить новую Привокзальную площадь. Сегодня на его месте пешеходные тоннели к вокзалу и проезжая часть улицы.

Привет из Таллинна!

Вторую открытку-путешественницу я выменял на слете коллекционеров – у коллеги из Таллинна.

На этой оборотной стороне – таллинский адрес.
Фото: no autora kolekcijas

Угол Элизабетес и Кр. Барона в 1930 годы. Та сторона, где сегодня книжный магазин Розе, мало изменилась. И до войны в этом же здании находился одноименный книжный магазин, а в угловом каменном доме, с башенкой, «Ссудно-сберегательная касса» латвийского общества ремесленников. Более интересна – противоположная сторона. Деревянного двухэтажного дома сейчас  нет. В нем тогда прописалось несколько известных  заведений:  мебельный магазин Рудолфа,  грамофонный магазин  Молочаевых,  популярный  ресторанчик «Темпо».

Популярный «Темпо»

Журналист довоенной русской газеты «Слово» Генрих Иванович Гроссен однажды назначил там встречу со своим коллегой  Борисом Шалфеевым.  «Являюсь туда часов в 10, писал он в воспоминаниях.  В ресторане полно. Вот у входа появляется характерная тонкая и высокая фигура Бориса Николаевича. Со всех сторон поднимаются руки с приветствием. «А, Борис!», «Аh, Shalfeeva kungs!», «А, Шалфеев, садись!» Борис с красными пятнами на щеках сердечно пожимает протянутые руки и садится. Стулья придвигаются к нему, подсаживаются и с других столов... Через час он попадает ко мне, поговорить с ним так и не удается, так как у нашего стола оказались совершенно чужие лица, которые, однако, с Борисом  на «ты». Я предлагаю покинуть это заведение и перебраться в другое, более тихое и спокойное... Поднимаемся, расплачиваемся и идем к выходу среди поднятых для приветствия Борису рук и разного рода восклицаний по-русски, латышски и даже по-немецки...»

Между прочим, коллеги направились в «Малый Верманский парк» ресторан в сквере у нынешнего Верховного суда. Однако и там спокойно поговорить не удалось. Говоря словам Гроссена, «в ресторане полно».

Улица Кр. Барона в 1930-е.
Фото: no autora kolekcijas

Человек с тележкой

Но вернемся к старой открытке. Рядом с мебельным магазином на проезжей части можно увидеть человека с тележкой. Это, так называемый, экспресс. Экспрессы оказывали различные  услуги по доставке товаров, в том числе привозили мебель. Конечно, можно было вызвать и пролетку.

За мебельным магазином, в каменном доме, располагалась  контора торгово-промышленного акционерного общества Golts & Biedri, занимавшегося импортом-экспортом бумаги.  В этом же здании была небольшая гостиница «Centralviesnica», названная по имени некогда популярного дореволюционного отеля «Централь»,  находившегося в Старой Риге на улице Смилшу…

Открытки рассказывают

… Давно нет  тех, кто отправлял открытки, кого запечатлел объектив фотоаппарата на рижских улицах, а открытки уцелели в круговерти эпохи, вернулись в Ригу и рассказывают о городе, который остался только на кадрах кинохроники и вот на таких посланиях из прошлого.

Илья Дименштейн

Читайте также: 

Что подавали в лучшем ресторане Риги 100 лет назад?

Что показывали в рижских кинотеатрах 100 лет назад?