Каким Рига запомнит шахматиста Михаила Таля?

19. июля, 2016

Уже много лет, начиная с 1966 года, во всем мире 20 июля отмечают Международный день шахмат. И у Риги есть повод для гордости в этот день! О нашем земляке, знаменитом шахматисте Михаиле Тале, рассказывает историк Илья Дименштейн.


Моя преподавательница латыни на филфаке Латвийского университета, Лия Моисеевна Черфас, часто напоминала нам о том, что здесь учился и Михаил Таль. В латыни он не преуспел, да и на лекциях был не часто. Ведь уже тогда в 21 год стал чемпионом СССР! 

Михаил Нехемьевич родился в  Риге, в 1936 году, в семье врача. В шахматы начал играть в шесть лет, в десять попал в шахматный кружок Рижского дворца пионеров. Взрослых поражали его способности.

В семь лет мальчик  умножал в уме трехзначные цифры, мог слово в слово повторить лекцию на медицинскую тему.

После окончания 22-й средней  школы Миша поступает на филологический факультет ЛГУ. Знаете, как называлась его дипломная работа? «Сатира в романах Ильфа и Петрова». Как говорится, талантливый человек, талантлив во всем.

 В 17 лет Таль стал чемпионом Латвии, в 21 год - чемпионом СССР.

Успех, пришедшийся на 1957 год, стал сенсацией -  шахматист из провинции опередил восемь гроссмейстеров.

Спустя  два года в Москве рижанин  победил многоопытного Михаила Ботвинника и стал чемпионом мира. Самым молодым в истории шахмат, 23-летним!

Фото: wikipedia.org

Игру Таля отличали быстрота мышления, головоломные комбинации. Его называли «Моцартом шахмат», «рижским гусаром». В знаменитом поединке с Ботвинником проявились особенности шахматной индивидуальности рижанина. Любой шахматист знает: в каждой позиции всегда есть лучший ход. Его надо найти и сделать. Но с Талем такой метод не срабатывал. На лучший ход Михаила Ботвинника Таль часто отвечал вовсе не лучшим ходом, а каким-то парадоксальным, запутывающим. Возникали позиции, не поддававшиеся логической оценке; время на обдумывание шло, Ботвинник терял нить размышлений и проигрывал.

Фото: wikipedia.org

Во второй половине 1950-х  мировые шахматы переживали не лучшие времена:  многие партии стали заканчиваться вничью уже на 14-15 ходу.  Шахматный застой нарушил Таль, вливший свежую кровь в шахматный организм.

Своей игрой  он ошеломлял противника, а когда его выигранные партии стали достоянием широкой шахматной публики, во всем мире заметно выросло число поклонников его искрометной игры.

Чего не хватало Талю, так это крепкого здоровья. В 1969 году у него была удалена почка. Впрочем, и после этого он продолжал с блеском выступать:  трижды становился чемпионом страны, побеждал или делил первые места в 11 международных турнирах. Однако здоровье угасало. 28 июня 1992 года гения шахмат не стало. Похоронили Таля  в Риге, на кладбище Шмерли -  рядом с отцом, матерью и старшим братом.

Фото: wikipedia.org

10 августа 2001 года  в честь 65-летия Таля в Верманском парке, на террасе которого он проводил долгие часы за шахматной доской, был открыт  памятник работы скульптора Олега Скарайниса. На открытие приехали первая супруга Таля Салли Ландау, гроссмейстеры  Борис Спасский, ученик мэтра, рижанин  Алексей Широв, тогда живший за рубежом.

Но улицы в честь шахматного гения в Риге долгое время не было.  Автору этих строк довелось присутствовать на заседании Рижской думы осенью 2001 года, когда  вопрос был внесен в повестку дня. Именем Таля хотели назвать  одну из улиц Задвинья. Однако национально озабоченные под всякими уловками «срезали» переименование. На трибуну тогда взошел один из  депутатов, который  попытался объяснить слугам народа, что значит Таль для Риги, Латвии и шахматного мира. Он рассказал  коллегам, что чемпион мира был патриотом Риги - ему  не раз предлагали переехать в Москву, однако он отказывался и остался верен городу, в котором родился.  Но подавляющую часть «истинных патриотов» это не убедило.

Однако в 2011 году справедливость восторжествовала. Рижская дума присвоила имя шахматиста новой  улице, которая  стала продолжением улиц Спорта и  Пулквежа Бриежа.

Кстати, памятник Талю на кладбище Шмерли очень скромный: никакого перечня регалий. Но могилу легко найти – там почти всегда цветы.