Как восстанавливали церковь Петра. Правда и вымысел

20. мая, 2016

За семивековую историю символ Риги ни разу не был в собственности церкви! Город и вернул его из небытия.  В 1960-е, после войны, храм лежал в руинах. О подробностях восстановления мне рассказывал долголетний начальник Инспекции по охране памятников архитектуры Андрейс Холцманис.


Плавательный бассейн, склад или музей?

– Все началось с фотоснимка, который в 1965 году был опубликован в австрийском журнале. На снимке − разрушенная церковь Петра, над которой летали вороны. Подпись врезалась в память: «Это − последние руины в центре Риги. Когда здание будет восстановлено?» Журнал оказался в Латвии, попал на стол к архитекторам и чиновникам и стал детонатором начала восстановления. Ведь долгие годы судьба здания висела на волоске. После того как в июне 1941-го оно было разрушено, сгорела башня, почти четверть века все оставалось без изменений. Разве что в 1950-е над фрагментами башни возвели крышу.

Порталы в 1930-е годы.
Фото: no autora kolekcijas

Порталы также пострадали, в помещениях не было ни одного предмета интерьера. Двери внутрь были заколочены досками. Выдвигались самые разные идеи о будущем здания − от строительства плавательного бассейна и склада до музея. Музей, конечно, был лучшим из всех предлагаемых вариантов. Но тогда пришлось бы архитектурное пространство поделить на этажи и создать совсем другую планировку. И вот все изменил снимок в журнале. Было решено восстанавливать первоначальный облик, − вспоминал архитектор.

Опасные подвалы

В 1966 году состоялось собрание Союза архитекторов. Холцманис был тогда начальником Инспекции по охране памятников архитектуры, и коллеги попросили его выступить. Он сказал, что, если не будет помощи от государства, объявят всенародный сбор средств. О предложении стало известно наверху. И  через короткое время появилось постановление Совмина о том, что это памятник архитектуры всесоюзного значения, который надо восстановить. Выделили средства, работы поручили организовать Рижскому горисполкому.

Церковь Петра и Ратушная площадь в 1930-е годы.
Фото: no autora kolekcijas

Летом началась разработка проекта. Тогда же было окончательно решено, что это будет памятник архитектуры с башней и смотровой площадкой для туристов. Впрочем, первоначальный проект предусматривал и основательную музейную экспозицию. Планировалось даже сделать подвалы и разместить в них вспомогательные помещения. С окончательным вариантом отправились в Москву - во Всесоюзную организацию по охране памятников. Идею с подвалами отклонили. − Во-первых, их исторически не было, во-вторых, как оказалось, фундамент под столбы возводился без раствора,− продолжал Холцманис. − Поэтому и по техническим причинам подвалы были опасной затеей.

Автором проекта реконструкции стал архитектор Петерис Саулитис, а руководителем работ назначили Холцманиса. Проектирование велось в разных местах − общие параметры проектировались в Риге, металлоконструкции башни − в Минске (там была специализированная организация), монтажники приехали из Ленинграда. Выезжал Холцманис в командировку и на Урал − в Челябинск. Там изготавливали металлоконструкции для башни.

Вид на Ратушную площадь в 1816 году.
Фото: no autora kolekcijas

Деревянная стала металлической

− А почему решили восстанавливать башню из металла? Прежняя-то была деревянной, − обращаюсь к собеседнику.

−  Точно такую же деревянную вряд ли бы удалось  восстановить. Да и с точки зрения пожарной безопасности это было бы рискованно. Деревянная башня не раз за свою историю горела. И от удара молнии при Петре Первом, и от артиллерийских снарядов в 1941–м.

− А высота шпиля по сравнению с исторической не изменилась?

− Чуть подросла.  С 121 метра  90 см до 124 метров 25 сантиметров. По проекту, высота не должна была меняться, но когда монтажные работы подходили к завершению, оказалось, что башня получилась чуть ниже. В итоге прибавили даже больше.

− Металлические конструкции крепили вертолетом?

– На площадке был кран − с его помощью и проводили работы. Не обошлось  без курьеза. Для шпиля изготовили нового петуха. На верхотуру − смотровую площадку − для его установки поднялась целая комиссия в составе главного архитектора города, автора проекта. Там по традиции Саулитис взобрался на петушка, выпил шампанское и бросил вниз стакан. В 1746 году, когда во время подобной церемонии архитектор Йохан Вилборн бросил стакан, он не разбился. Очевидно, упал в какой-то двор на сеновал − Рига ведь была многофункциональным городом. Стакан хранился в Музее истории Риги, но во время войны исчез. Курьез произошел, когда комиссия решила возвращаться. Оказалось, лестницы уже убраны…

Церковь Петра в 1910 году.
Фото: no autora kolekcijas

Кто залезал на петушка

− Министр культуры тех лет Владимир Каупуж рассказывал мне, что историю с лазанием Саулитиса придумали экскурсоводы. На самом деле он,  дескать, залезал на петушка на земле. Наверх ему запретил подниматься сам Каупуж. Мало ли что с архитектором случится.

− Я точно знаю, что начальник проектного реставрационного бюро Розенштраух тоже запрещал Саулитису подниматься. Но церемония состоялась. Есть многочисленные свидетели, в конце концов, фотографии.

− А когда открыли сооружение?

− Башню со смотровой площадкой − в 1973 году. Церемонию назначили на 29 июня. Дата знаменательная в истории сооружения. В этот день в XVII веке закладывали строительство очередной башни, в этот же день в 1941-м она сгорела. Однако неожиданно в последний момент церемония была отменена. Чиновники испугались: торжественно открывают детские сады, школы, дома культуры, а тут церковь. Но пресса уже получила приглашения и пришла. Было и телевидение. После церемонии в здании должен был пройти банкет. Мы решили перенести его в другое место − в Берги, в дом прораба, руководителя работ Эрика Дарбариса. Из высших должностных лиц был только зампред Совмина Имантс Гайлис.  И все равно вскоре вышло распоряжение о моем снятии с должности. Впрочем, я не сильно пострадал − остался в инспекции. Главного же архитектора реставрационного бюро Иманта Праулиньша сняли с работы. Он устроился в проектном институте министерства сельского хозяйства. Что касается открытия алтарной части, то там работы продолжались еще долго.

 …Это была моя последняя встреча с Андреем Холцманисом. Через несколько месяцев старейшего архитектора Латвии не стало.

Илья Дименштейн