Германский гений латвийского места

29. ноября, 2016

234 года назад открылся Рижский городской театр. Специально построенное для него здание теперь считается старейшим из театральных зданий столицы. Правда, спектаклей в нем давно не дают. Давным-давно нет и того немецкого Рижского театра. Однако и в истории города, и на его карте осталось имя одного из величайших немецких композиторов – осталось благодаря тому театру. 


Молодой капельмейстер, два года прослуживший на тогдашней Королевской улице, Кёнигштрассе, позже напишет оперы «Летучий голландец», «Тангейзер», цикл «Кольцо нибелунга» -- так что теперь улица зовется улицей Рихарда Вагнера, а дом №4 по ней, бывший Рижский городской театр, известен как Зал Вагнера.

Летучий немец

Вообще-то в столичном пейзаже куда заметней другое, более позднее здание

этого театра – то, в котором с 1919 года квартирует Национальная опера. Однако выросла классицистская махина на берегу Городского канала в начале 1860-х – когда никакой Национальной оперы еще не существовало (самое первое представление на латышском языке дадут в 1868-м), когда Рига была еще безусловно немецким городом, и Людвиг Бонштедт, выпускник Берлинской академии художеств, строил свое пышное здание с колоннами для первого, единственного и, конечно, немецкого Рижского театра.

На берег канала он – театр – переселился в 1863-м как раз с Кёнигштрассе, где в доме №4 провел предыдущие восемьдесят лет. Сейчас на стене дома, на мемориальной доске, значится внушительный ряд знаменитых музыкальных имен: Ференц Лист, Клара Вик-Шуман, Гектор Берлиоз – все они в 1840-х приезжали с концертами в большую и богатую, пусть и несколько провинциальную столицу Лифляндии. Но еще раньше, в 1837-м, произошло событие, которое потом будет признано главной вехой в истории Рижского городского театра и заметной – в истории Риги. В театр на должность главного капельмейстера устроился 24-летний Рихард Вагнер: амбициозный, но мало кому известный автор всего одной поставленной (и провалившейся) оперы.

Фото: Riga.lv

В городе он проведет два года, до 1839-го. Здесь напишет оперу «Риенци», которая и принесет ему всеевропейскую славу – однако случится это лишь несколько лет спустя, после премьеры «Риенци» в Дрездене в 1842-м. Ни появление Вагнера в Риге, ни тем более отъезд из нее не были триумфальными – хотя поработал здесь он вполне плодотворно. Но для молодого дирижера и начинающего композитора эти годы – беспокойный период неустроенности, долгов и постоянной перемены мест: из Вюрцбурга в Магдебург, оттуда в Кенигсберг, оттуда еще дальше на восток – в столицу Лифляндии. Ригу Вагнер тоже покинет через пару лет, преследуемый кредиторами – чтобы никогда больше сюда не вернуться.

В биографию будущего реформатора оперного искусства, будущего кумира и пугала (в нацистской Германии его возведут в предмет культа, в Израиле не исполняют до сих пор), вписано множество городов. В Лейпциге он родился; в Дрездене прошли премьеры трех его опер, там участвовал в восстании 1849 года и познакомился с Бакуниным; в Мюнхене жил, щедро спонсируемый баварским королем; в Венеции писал «Тристана» и умер; в Байройте построил себе театр, где по сей день проходит знаменитый вагнеровский фестиваль, в этом же городе похоронен. Рига в данном перечне занимает далеко не центральную позицию. Да и в самой латвийской столице осталось немного мест, связанных с сумрачным германским гением.

Фото: Riga.lv

Не сохранился дом русского купца Бодрова на нынешней улице Дзирнаву, где Вагнер с молодой женой снимал квартиру (и где, как утверждают наши краеведы, чету обокрали) – двухэтажный деревянный особняк снесли еще в конце 19 века, когда Петербургский форштадт застраивался знакомыми нам большими и пышными зданиями. Тем более не отыскать следов любимого, как говорят, композитором богемного клуба «Иерусалим» (вроде бы находившегося где-то в районе парка Аркадия в Задвинье).

Да и Зал Вагнера сейчас по прямому назначению не функционирует, имея довольно заброшенный вид. Остается лишь фантазировать, как оживленно здесь было осенним вечером далекого 1782-го, когда Рижский городской театр давал первое представление. В программе значились трагедия Лессинга «Эмилия Галотти» и балет «Праздник танца».

Фото: Riga.lv

Красиво жить не запретишь

Впервые разрешение на устройство регулярных спектаклей в Риге получил в 1742 году от императрицы Елизаветы Петровны некий немецкий комедиант Зигмунд. В 1760-х появилась первая постоянная труппа, игравшая в неказистом деревянном строении близ теперешнего парка Кронвалда. Но в 1772-м театр взял под свое финансовое покровительство государственный советник, богач, меценат, один из хозяев города и всей Лифляндии барон Отто Герман фон Фитингхоф. Он же профинансировал строительство каменного здания – на Кёнигштрассе, неподалеку от собственного дома.

Фото: Riga.lv

В Рижском городском шло всё: драмы, оперы, балеты, водевили – так что существовала в театре и должность капельмейстера, занятая в 1837-м Вагнером. За два года в лифляндской столице будущий классик успел немало: поставил в своем театре больше двадцати опер, дирижировал регулярными симфоническими концертами в Доме Черноголовых, написал оперу «Риенци» по свежему историческому роману англичанина Бульвера-Литтона (оперы по модным книгам тогда делали как теперь экранизации), подготовив свой скорый композиторский триумф. По утверждениям некоторых рижских патриотов, почерпнул в здешнем зале на Кёнигштрассе идеи устройства будущего театра в Байройте. А еще – не сумел поправить финансовые дела (ни свои, ни театра), поссорился с его директором, подвергся очередной атаке кредиторов. Ригу покидал в спешке – обстоятельства бегства Вагнера из Прибалтики часто излагают в стилистике приключенческих и плутовских романов.

От себя, однако, не убежишь: даже десятилетия спустя, даже будучи знаменит, композитор не раз окажется в шаге от долговой тюрьмы. Гонорары вечно будут спускаться на предметы роскоши, деньги таять, кредиторы свирепеть. В мае 1864-го в Штутгарте Вагнер ждал ареста – однако дождался личного секретаря баварского короля Людвига II, безумного (во всех смыслах) поклонника композитора, решившего полностью взявшего на себя – верней, на баварскую казну – его непомерные расходы. Еще больше казенных денег уйдет на знаменитый замок Нойшванштайн под Фюссеном – фантазию на вагнеровские темы.

Фото: Riga.lv

Как бы то ни было, Рига в биографии автора «Парсифаля» больше не появится. Но Вагнер в городе останется навсегда. Своими операми, которые будут здесь ставить регулярно – и при его жизни, и даже в не слишком благосклонные к любимцу нацистов советские годы. Улицей, которая получит его имя в 1987-м. Залом Вагнера, которым станет в конце концов многократно переделанный изнутри и перепрофилированный его бывший театр.

Ничего давно не осталось от немецкой Риги – кроме старых зданий, узких улиц и имен на уличных табличках.

Алексей Евдокимов